Вильгельм фон Тегетгофф (1827–1871)

Вильгельм фон Тегетгофф родился в старинной военной семье. Его предки были родом из Вестфалии. Его прадед служил в армии Священной Римской Империи и в чине капитана кавалерии сражался в годы Семилетней войны (1756 — 63 годы). За это он получил наследственное дворянство от императрицы Марии-Терезии. Один из его братьев во время войны с Францией в 1799 году получил рыцарский крест Военного Ордена Марии-Терезии — высшую военную награду монархии. Отец Тегетгоффа, Карл, поступил на службу в императорскую армию в 1805 году. Но в следующем году под ударами Наполеона Священная Римская Империя развалилась, и во владении дома Габсбургов осталась только Австрийская империя.[32] Карл фон Тегетгофф сражался во время Освободительной войны против Наполеона (1813 — 14 годы) и закончил службу в гарнизоне города Марбург-ан-дер-Драу, провинция Штирия (ныне город Марибор, Словения). Мать Тегетгоффа была дочерью гражданского чиновника в Праге. Вильгельм, второй из ее пятерых сыновей, родился 23 декабря 1827 года.
Когда мальчику исполнилось 3 года, его отец был временно отправлен в гарнизон Пьяченцы в северной Италии, которая тогда принадлежала Австрии. Поэтому Вильгельм провел первые годы жизни под теплым материнским крылышком. Никогда больше за всю свою жизнь он не получал столько тепла и ласки. Во время долгих плаваний на борту корабля просто не существовало возможности иметь рядом близкого человека, поэтому всю свою теплоту и нежность Тегетгофф изливал в письмах своей матери. Во время своих редких отпусков он всегда старался проводить время вместе с ней.
В 1836 году отец молодого Тегетгоффа вернулся из Италии и сразу установил в доме жесткую воинскую дисциплину, как обычно бывает в семьях военных. От дворянина или представителя среднего класса, решившего стать членом офицерского корпуса, требовались самодисциплина, скромность, прилежание, энергия.

vilgelm_fon_tegetoff
Тегетгофф захотел стать морским офицером, и 28 ноября 1840 года был зачислен в Морской кадетский корпус в Венеции. В то время Императорский австрийский флот полностью находился под влиянием выходцев из Италии. Главная база флота и его арсенал также находились в Венеции, и Тегетгофф начал свою службу с изучения итальянского языка, на котором во флоте отдавались все команды. На борт корабля он впервые попал летом 1841 года, когда его класс совершил учебное плавание по Адриатическому и Ионическому морям.
21 июля 1845 года Тегетгофф с отличием закончил Морской кадетский корпус. Из 13 человек его класса курс сумели закончить лишь двое. После 5 лет, проведенных вне дома, его самым горячим желанием было получить заслуженный отпуск, чтобы повидаться с любимой матерью и строгим, но уважаемым отцом. К несчастью, его семья не могла одновременно оплатить экипировку кадета, за которую флот не платил ни гроша, и путешествие домой. Поэтому, с тяжелым сердцем, Тегетгофф был вынужден отказаться от отпуска и 16 августа начал службу на флоте в качестве гардемарина.
28 сентября Тегетгофф на бриге «Монтекукколи» вышел в плавание к острову Корфу, где впервые познакомился со сверстниками из британского и французского флотов. Там он впервые смог оценить тяжелые материальные и географические условия, в которых существовал австрийский флот. Он использовал все свободное время для дальнейшей учебы, особенные усилия он прилагал для изучения английского и французского языков. В 1846 году «Монтекукколи» был направлен в Адриатику для защиты австрийских торговых судов от пиратов. Через несколько месяцев Тегетгоффа перевели на корвет «Адриа», который также действовал в греческих водах. В январе 1848 года он был произведен в мичманы и вернулся в Австрию.
Весеннее половодье либеральных революций неслось по Европе. Австрийская многонациональная империя была потрясена одновременными восстаниями в Праге, Будапеште, Венеции, Милане и самой Вене. Политические воззрения Тегетгоффа вряд ли были близки к либеральным идеалам. Хотя и до, и после 1846 года он часто сетовал на отсталость флота в области техники и обучения матросов, нет никаких свидетельств того, что он поддался либеральным веяниям. Большинство технических специалистов, особенно механики, на флоте разделяли новые взгляды. Однако со своей собственной колокольни Тегетгофф смотрел на восстания в империи не как на социальные конфликты, а как на проявления национального недовольства чехов, венгров, итальянцев. В этих конфликтах он стоял на стороне императорской власти и занимал реакционную позицию. В этом смысле он был ярым немецким националистом, который надеялся, что такое развитие событий подтолкнет всех немцев к объединению, причем под руководством Австрии, а не Пруссии. Хотя эти надежды не могли сбыться, в 1848 году для них имелись основания. Пока еще Австрия твердо доминировала в Германской Конфедерации, организованной в заключительный период наполеоновских войн. Многие националисты ратовали за создание «Великой Германии», в которую войдут и немецкие провинции Австрии.
Однако само существование империи зависело от того, удастся ли подавить революции. Вене удалось это сделать к концу лета 1949 года. Что касается флота, для него самым опасным было восстание в Венеции, в результате которого половина австрийского флота попала в руки революционеров. Еще больше осложняло положение то, что королевства Неаполь и Сардиния выступили на стороне мятежников. Оставшиеся у австрийцев корабли были сосредоточены в Триесте. Большая часть итальянских офицеров и матросов была распущена, экипажи были пополнены морскими пехотинцами и моряками торгового флота.
В мае 1848 года Тегетгофф находился в Триесте, когда несколько австрийских кораблей были заблокированы там объединенным флотом Сардинии, Неаполя и временного правительства Венеции. К тому времени австрийская армия уже была готова перейти в наступление, и в июле фельдмаршал Радецкий одержал блестящую победу над сардинцами при Кустоцце. После новой победы австрийцев при Новаре в марте 1849 года Сардиния была вынуждена выйти из войны. Неаполь сделал это еще раньше, и теперь австрийцы смогли организовать блокаду Венеции. Тем временем, 14 сентября Тегетгофф был назначен адъютантом главнокомандующего флотом вице-адмирала фон Мартини и вместе с ним отправился в Неаполь для приобретения новых кораблей.[33] Во время официального визита в Вену он смог впервые за 8 лет повидаться с матерью. В мае 1849 года на борту «Адрии» Тегетгофф побывал под вражеским огнем и 28 августа вошел в капитулировавший город вместе со штабом нового командующего флотом, датчанина вице-адмирала Бирча фон Далерупа.
С этого момента немцы выдвигаются на первые роли в австрийском флоте. Немецкий язык становится языком команд, а главная база флота перемещается из Венеции в Триест, а потом в Полу, в то время — мелкую рыбацкую деревушку. Эта перестройка дала возможность энергичным молодым офицерам показать себя. Честолюбивый Тегетгофф этой возможностью умело воспользовался. Его выдающиеся способности вскоре привлекли внимание командования флота, и он начал получать самые ответственные задания. Вскоре Тегетгофф начинает плавать на кораблях, и в море его таланты смогли проявиться в полной мере.
В сентябре 1849 года Тегетгоффа назначают старшим помощником на колесный пароход «Марианна», который совершает плавания в Тунис и по Адриатике. С февраля 1851 года Тегетгофф становится старшим помощником у командира брига «Монтекукколи» капитана 2 ранга Бернхарда фон Вюллерсдофр-Урбера. Он получает звание младшего лейтенанта. В ноябре Тегетгофф переходит на корвет «Каролина» на ту же должность. Этот корабль входил в состав Левантийской эскадры, и Тегетгофф во время заграничного плавания оказывается в гуще событий, ставших причиной Крымской войны (1853 — 56 годы).
В апреле 1854 года Тегетгофф уже в звании лейтенанта покидает «Каролину» и 13 июля становится командиром своего первого корабля — шхуны «Элизабет». Этот корабль большей частью плавал в Адриатическом и Ионическом морях, иногда заходя в Бейрут. Тегетгофф сдает командование «Элизабет» в ноябре 1855 года и получает прекрасную служебную характеристику от командира Левантийской эскадры. В этот период Тегетгофф изучает турецкий язык.
Затем Тегетгоффа назначают командиром колесного парохода «Таурус», который представляет австрийские интересы в Сулине, принадлежащем Турции порту в устье Дуная на Черном море. Обеспечение свободного плавания по великой европейской реке имело жизненно важное значение для австрийской экономики, а последствия Крымской войны привели к анархии в Сулине. С января 1856 по январь 1857 года Тегетгофф командует стационером, при этом он действует энергично и без лишних церемоний, внеся основной вклад в нормализацию обстановки. Действия Тегетгоффа получили высокую оценку начальства. Турецкое правительство награждает его орденом Меджидие, однако Тегетгоффа тут же подстерегает и разочарование. Его надеждам совершить кругосветное плавание на фрегате «Новара» не суждено сбыться.
После возвращения из Сулина Тегетгофф представляет подробный рапорт командующему флотом эрцгерцогу Фердинанду-Максимилиану, 24-летнему брату императора Франца-Иосифа. После короткого отпуска Тегетгофф получает новое деликатное задание. Он должен отыскать подходящее место для базы на Красном море, которое приобретет огромное значение для торговли с азиатскими странами после завершения постройки Суэцкого канала. Первую часть путешествия Тегетгофф проделал вместе с вице-консулом фон Хеглином. Они поднимаются по Нилу до Луксора а потом пересекают пустыню и прибывают в Козер на берегу Красного моря. Там австрийцы арендуют парусное судно и плывут в Аден, где фон Хеглин и остается. Дальше Тегетгофф путешествует один. Он посещает остров Сокотра, который кажется ему наиболее подходящим для создания военно-морской базы, и Берберу, после чего возвращается в Аден. В марте 1857 года он возвращается в Триест. Из-за тайного характера миссии Тегетгофф не может получить орден, однако его производят в капитан-лейтенанты и назначают начальником первого отдела штаба флота. Этот отдел был самым большим из трех и отвечал за оперативные планы, личный состав, правосудие, медицинскую службу, учебу и морскую пехоту.[34] В качестве начальника первого отдела Тегетгофф становится заместителем командующего флотом.
Пребывание Тегетгоффа на берегу не затянулось. 24 октября 1858 года он становится командиром корвета «Эрцгерцог Фридрих», на котором совершает плавание в Марокко. После того как в воздухе запахло порохом, в феврале 1859 года корвет возвращается домой. Снова противником Австрии оказалась Сардиния, на сей раз в союзе с Францией. Против значительно превосходящих сил противника молодой австрийский флот ничего не мог сделать и оставался пассивным. На суше Австрия потерпела поражение и потеряла одну из итальянских провинций — Ломбардию. В 1860 году было провозглашено создание Королевства Италия. Однако объединение Италии осталось незавершенным, так как Австрия все еще удерживала провинцию Венеция.
После войны Тегетгофф некоторое время прослужил на берегу, а потом сопровождал эрцгерцога Фердинанда-Макса в ботанической экспедиции в Бразилию. Он отплыли из Триеста в ноябре 1859 года на колесном пароходе «Кайзерин Элизабет» и вернулись в Адриатику в конце марта 1860 года. После этого Тегетгофф получает первый отпуск длиной в месяц. Одновременно его производят в капитаны 2 ранга.
После возвращения на службу Тегетгофф становится командиром винтового фрегата «Радецкий». Его направляют в Сирию защищать там австрийские интересы. После недолгого ремонта на верфи в Поле «Радецкий» переходит в бухту Каттаро. Фрегат крейсирует в южной Адриатике, чтобы помешать контрабанде оружия из Италии на мятежные Балканы. Он возвращается в Полу в октябре 1861 года, и Тегетгофф сдает командование. Большую часть 1862 года он проводит в штабе флота и играет важную роль в реформе этого учреждения, которую проводит эрцгерцог Фердинанд-Макс.
В октябре 1862 года Тегетгофф становится командиром дивизии, состоящей из винтового фрегата «Новара», корвета «Эрцгерцог Фридрих» и канонерок «Велебит» и «Валь». Одновременно Тегетгофф является и командиром «Новары». Дивизия направляется в Грецию, чтобы защитить австрийские интересы во время мятежа против короля Оттона. Исключительно точные рапорты Тегетгоффа с оценкой событий получают полное одобрение эрцгерцога Фердинанда-Макса. В течение всей службы Тегетгофф показывает глубокое понимание политической, социальной и экономической ситуации и дает совершенно правильные оценки событий.
Когда в ноябре 1863 года «Новара» становится на верфь для ремонта, Тегетгофф назначается командиром винтового фрегата «Шварценберг». В декабре он начинает плавание по Восточному Средиземноморью, посещает Александрию, Абукир и следит за ходом работ на Суэцком канале. Вскоре после этого долго тянувшиеся споры между Данией и Германской Конфедерацией относительно статуса провинций Шлезвиг и Гольштейн[35] приводят к войне. Тегетгофф узнает о начале кризиса в Бейруте и немедленно направляется домой. На Корфу он получает приказ следовать в Лиссабон и ожидать там прибытия австрийской эскадры, сформированной для действий в Северном море.
1 февраля 1864 года германские и австрийские войска пересекают реку Эйдер, чтобы обеспечить переход спорных провинций к Германской Конфедерации. Дания немедленно начинает блокаду немецкого побережья. Так как германский флот был слишком слаб, чтобы сражаться с датчанами, было принято решение послать на театр военных действий австрийскую эскадру под командованием бывшего командира Тегетгоффа барона фон Вюллерсдорф-Урбера.
Тем временем Тегетгофф прибывает в Лиссабон на «Шварценберге». В начале апреля 1864 года к нему присоединяется «Радецкий». Так как подготовка эскадры затянулась, Тегетгофф получил приказ следовать в Северное море всего с 2 фрегатами. После коротких заходов в Брест и Даунс для приемки угля, 4 мая он прибывает в Куксхафен.
Англичане информировали датчан о всех передвижениях австрийских кораблей. И их прибытия уже ожидала эскадра коммодора Свенсона в составе винтовых фрегатов «Нильс Юэль» и «Ютланд» и винтового корвета «Хеймдаль». Узнав, что датская эскадра находится недалеко от острова Гельголанд, Тегетгофф немедленно выходит в море с обоими фрегатами и 3 прусскими канонерками. В результате 9 мая вблизи от Гельголанда произошел бой. В течение нескольких часов австрийские корабли упорно сражались против более сильной вражеской эскадры. Наконец загорелась фок-мачта «Шварценберга», что вынудило Тегетгоффа выйти из боя. После того как пожар был потушен, он вернулся в Куксхафен. Датчане тоже покинули Северное море, узнав о подписании перемирия. Блокада Германии закончилась.
На следующий день император произвел Тегетгоффа в контр-адмиралы и наградил его орденом Железной Короны второго класса. Несмотря на обрушившиеся на него почести, Тегетгофф остался скромным человеком. Он говорил, что успех принесло мужество его офицеров и матросов.
В середине мая эскадра Вюллерсдорф-Урбера добралась до Северного моря и пробыла там до сентября. Несмотря на то, что летом перемирие закончилось, флоты противников больше не встречались. На суше Дания потерпела поражение и 1 августа запросила мира. 21 сентября Тегетгофф отплыл в Австрию. По условиям мирного договора, подписанного через месяц, Дания передала Шлезвиг и Гольштейн Германской Конфедерации. В ходе войны Тегетгофф показал, что готов принять на себя ответственность, и всегда толковал приказы штаба флота таким образом, который предоставлял ему наибольшую свободу действий. Хотя с тактической точки зрения бой у Гельголанда не стал австрийской победой, его результат и последующее прибытие главной австрийской эскадры привело к снятию блокады и возобновлению морской торговли. В результате Тегетгофф стал первым немецким героем-моряком нового времени, причем его уважали не только в Австрии, но и в северной Германии.
К этому времени Тегетгофф потерял своего покровителя эрцгерцога Фердинанда-Макса, который в апреле 1864 года стал мексиканским императором. За эту ошибку он позднее заплатит жизнью. Тегетгоффу крупно повезло, что его командующим долгое время был этот умный человек. Тегетгофф был не слишком покладистым подчиненным. Он упрямо отстаивал свое мнение и яростно спорил с начальством. Он также никогда не отказывался от своей точки зрения, если был убежден в ее правильности. Признавая его способности, Фердинанд-Макс смотрел сквозь пальцы на выходки, которые довольно часто позволял себе темпераментный Тегетгофф. Эрцгерцог иногда после жарких споров говорил, что любого, кроме Тегетгоффа, он просто выкинул бы вон. К несчастью, преемник Фердинанда-Макса эрцгерцог Леопольд не любил ни Тегетгоффа, ни флот. Он сразу показал себя, произведя в контр-адмиралы своего любимчика капитана 1 ранга Фридриха фон Пока, причем дал ему старшинство над Тегетгоффом.
После недолгой службы в Вене Тегетгофф был назначен командиром Левантийской эскадры, которая состояла из «Шварценберга», «Радецкого» и 5 канонерок. 28 августа 1865 года на Корфу он встретился со своим противником по бою у Гельголанда коммодором Свенсоном. Затем эскадра посетила Грецию, Бейрут и Александрию. Тегетгофф снова посетил строящийся Суэцкий канал и отправил в Вену подробный рапорт. После этого эскадра вернулась в Полу.
Чем выше продвигался Тегетгофф по служебной лестнице, тем более одиноким он становился. Чувство долга вынуждало его активно критиковать недостатки флота. А начальство не любило столь беспокойного подчиненного, хотя всегда поручало ему самые трудные и ответственные задания. Большая часть ровесников завидовала его карьере. Тегетгоффа любили лишь младшие офицеры и матросы. Несмотря на строгость и часто несдержанное поведение, он всегда был справедлив и защищал своих подчиненных, вникая во всех их проблемы, что в те времена было большой редкостью.
В качестве примера приведем выдержки из воспоминаний кадета Роттаушера, описывающего посещение Тегетгоффом «Сайды» в 1863 году. Он пишет, что
«в его теплых голубых глазах можно было прочитать уважение к любому из нас. Тегетгофф был первым, кто говорил с нами как с нормальными молодыми людьми с момента нашего поступления на службу. Слезы благодарности и любви выступали на глазах кадетов, которые были вынуждены драить пушки и палубу. Мы охотно закрыли бы его своими телами от любого врага. Мы повзрослели на целый год за этот час, Тегетгофф полностью завоевал наши сердца. Мы стали настоящими моряками, хотя ранее мы служили кое-как».
Однажды кадет, которого Тегетгофф отругал слишком грубо, подал на него жалобу. Тогда Тегетгофф был командиром эскадры и капитаном флагманского корабля. Жалобу на себя как командира корабля он должен был рассмотреть сам в качестве командира эскадры. Выслушав кадета, Тегетгофф сказал: «Я поговорил с командиром «Шварценберга», и он приносит извинения за свои слишком резкие выражения. Однако я не советую вам злить его дальше, так как он может стать по-настоящему грубым». Этот эпизод показывает, что Тегетгофф не только обладал чувством юмора, но не был лишен самокритичности и чувства справедливости.
Тегетгофф также был исключительно смелым человеком. Во время блокады Венеции в 1849 году он побывал под вражеским огнем. После того как пушечное ядро буквально разорвало на куски стоящего рядом с ним матроса, он написал, что этот эпизод лишь возбудил в нем интерес, так как его впервые обдало кровью. Однако он не поспешил в укрытие. Позднее, во время путешествия в Бразилию с эрцгерцогом Фердинандом-Максом, он увидел в реке змею и решил поймать ее для венценосного коллекционера. Когда Тегетгофф веслом вытащил змею в лодку, ядовитая гадина бросилась на него. Однако Тегетгофф не растерялся и тем же веслом убил ее.
В начале 1866 года подготовку к кругосветному плаванию эскадры в составе «Шварценберга» и «Эрцгерцога Фридриха» под командованием Тегетгоффа пришлось приостановить, так как возникла угроза войны с Пруссией и Италией. Первая желала устранить австрийское влияние среди государств северной Германии, а вторая хотела вытеснить Австрию из провинции Венеция. Их союз поставил империю в крайне невыгодное положение, так как Австрии пришлось сражаться на два фронта.
В Вене Тегетгофф предпринимал отчаянные усилия, чтобы подготовить флот к войне. Однако они не принесли успеха, в основном из-за полнейшей безответственности правительства. И все-таки в конце апреля был отдан приказ мобилизовать все имеющиеся военные корабли. Эрцгерцог Леопольд, который был инспектором корпуса армейских инженеров, отправился на Северный фронт. Контр-адмирал фон Пок стал морским советником при штабе главнокомандующего на Южном фронте, хотя по своему званию мог командовать флотом. Однако в Вене все были убеждены, что этот пост не принесет лавров, так как итальянский флот был гораздо сильнее, и командовать австрийским флотом поручили Тегетгоффу.
Тегетгофф всю свою энергию отдавал приведению в порядок имеющихся кораблей. Незаконченные броненосцы «Эрцгерцог Фердинанд-Макс» и «Габсбург» были спешно достроены. Тегетгофф желал дать противнику бой как можно раньше. В его распоряжении были не самые лучшие и не самые современные корабли, однако он позаботился, чтобы привести их в отличное состояние. В результате интенсивных учений экипажи полностью освоили корабли. Так как на получение современных орудий для двух новых броненосцев, заказанных фирме Круппа в Германии, рассчитывать не приходилось, Тегетгофф вооружил их старыми дульнозарядными орудиями. Деревянные корабли получили импровизированную защиту из якорных цепей и железнодорожных рельсов. В отличие от Тегетгоффа, итальянский командующий адмирал граф Карло ди Персано имел на некоторых кораблях самые современные нарезные орудия Армстронга. Однако он не получил реального преимущества, так как у него не было достаточно времени, чтобы обучить артиллеристов работе с этими орудиями.
Благодаря самоотверженности своих офицеров и матросов, Тегетгофф достиг неожиданно больших результатов, и австрийский флот был готов к войне раньше итальянского. Когда 20 июня пришла итальянская нота с объявлением войны, Тегетгофф уже был готов к бою. Значительно более сильный флот Персано перешел из порта Таранто, расположенного на подошве итальянского «сапога», в Анкону в северной Адриатике. 24 июня австрийская Южная армия разбила итальянцев при Кустоцце, но затем угроза прусского наступления вынудила австрийское командование перебросить часть сил на Северный фронт.
Еще до начала войны Тегетгофф получил приказ морского командования защищать побережье и прикрыть приморский фланг Южной армии, касающийся Адриатики. Наступательные операции предписывалось вести осторожно, не рискуя при этом кораблями! Это был типичный приказ, связывающий командующего флотом по рукам и ногам, так как добиться победы, не понеся при этом никаких потерь, практически невозможно. Тем не менее, после начала войны Тегетгофф запросил у главнокомандующего Южной армией эрцгерцога Альбрехта, которому он формально подчинялся, большую свободу действий. Адмирал получил разрешение вести активные действия севернее параллели принадлежащего австрийцам острова Лисса (ныне Вис), но под свою личную ответственность! При этом Тегетгофф все равно был обязан прикрыть приморский фланг армии.
Тегетгофф ясно понимал, что лучшим способом прикрытия австрийского побережья будет уничтожение итальянского флота. Учитывая явное превосходство итальянцев в количестве кораблей и качестве артиллерии, Тегетгоффу пришлось разработать особую тактику для предстоящего сражения. В качестве главного оружия он выбрал таран и начал готовить свои экипажи к бою на самых малых дистанциях. Для простоты он сделал боевой ордер и походным. Теперь его флот мог вступить в бой немедленно, без всяких перестроений и особых приказов. Как и во времена греческих трирем, каждый корабль сам становился оружием и при первом же удобном случае должен был таранить противника.
Едва Тегетгофф получил свободу действий, он сразу вышел в море. 27 июня, взяв с собой 6 броненосцев и 7 больших деревянных кораблей, он направился к Анконе, где собирался итальянский флот. Итальянцы не были готовы к бою, однако все-таки часть кораблей сумела поднять пары, хотя это потребовало много времени, и вышла в море. Впрочем, вступать в бой итальянцы не собирались. Тегетгофф вернулся в порт Фазана, недалеко от Полы. Результаты этого похода значительно подняли моральный дух австрийцев, тогда как пыл итальянцев заметно остыл.
Во время похода к Анконе Тегетгофф узнал, что итальянский флот еще не полностью готов к бою, так как на нескольких кораблях меняли орудия, и они даже не разводили пары. Он также понял, что итальянцы совсем не рвутся в бой. Хотя несколько вражеских броненосцев еще не были готовы, даже оставшиеся силы Персано не уступали австрийцам. В бою рядом со своей базой итальянцы имели все шансы отремонтировать любой поврежденный корабль, тогда как Тегетгофф рисковал потерять свои корабли, если они получат повреждения.
Наконец, под прямой угрозой отставки, Персано все-таки решился выйти в море. 18 июля итальянский флот начал обстреливать остров Лисса, гарнизон которого состоял из 2000 австрийских солдат. Итальянцы готовили высадку десанта на остров. Сначала Тегетгофф не слишком верил, что подобная угроза существует, так как он продолжал считать, что уничтожение вражеского флота является необходимым условием подготовки подобной операции. В конце концов он убедил себя, что атака Лиссы не является ложной, и 19 июля приказал всем кораблям выйти в море.
Австрийский флот вышел из Полы примерно в 13.00. Он был сведен в 3 дивизии, причем их походный ордер одновременно являлся и боевым. Первая дивизия во главе с «Эрцгерцогом Фердинандом-Максом» состояла из 7 броненосцев Тегетгоффа. Вторая дивизия состояла из 7 больших деревянных кораблей во главе с винтовым линейным кораблем «Кайзер». Третья дивизия состояла из 7 деревянных канонерских лодок. Все три дивизии шли строем клина, возглавляли австрийский флот броненосцы. В общей сложности под командованием Тегетгоффа находилось 7 броненосцев и 20 небронированных кораблей общим водоизмещением 57300 тонн, вооруженные 532 орудиями. Общая численность экипажей составляла 7870 человек. Итальянский флот состоял из 12 броненосцев, 11 больших и 8 малых небронированных кораблей общим водоизмещением 86000 тонн. Они были вооружены 645 орудиями, а численность итальянских экипажей составляла 10900 человек.
Австрийский флот появился перед Лиссой утром 20 июля. Как только был замечен неприятель, Тегетгофф поднял несколько сигналов:
«Кораблям занять место в строю».
«Приготовиться к бою».
«Сближаться».
«Полный вперед».
«Таранить противника».
Так как противник оказался слишком близко, уже не было времени поднимать предварительный сигнал: «Мы должны победить при Лиссе». Более того, как и Нельсон при Трафальгаре, Тегетгофф так обстоятельно разъяснил своим капитанам тактику действий, что больше в течение боя он не отдал ни одного приказа. Его следующий сигнал флоту в самом конце боя состоял вообще из одного слова: «Собраться».
Увидев приближение австрийского флота, итальянцы прекратили приготовления к высадке. 11 броненосцев Персано начали выстраиваться в кильватерную колонну. Деревянные корабли и броненосец «Формидабиле», получивший серьезные повреждения во время обстрела береговых батарей, в бою не участвовали. Атаковав под прямым углом, Тегетгофф прорвал итальянскую линию и сразу завязал ближний бой. В нем участвовали даже деревянные корабли австрийцев, например, «Кайзер» таранил итальянский броненосец «Ре ди Портогалло». В разгар боя флагман Тегетгоффа сумел протаранить и потопить итальянский броненосец «Ре д’Италия». После того как взорвался итальянский броненосец «Палестро», Персано прекратил бой и ушел в Анкону.
Тегетгофф не только спас Лиссу, таким образом лишив итальянцев возможности торговаться на мирных переговорах. Имея значительно более слабый флот, он нанес решительное поражение противнику, уничтожив 2 его броненосца и захватив господство на Адриатике. Это сражение стало первым в истории боем мореходных броненосцев. Тактика, которую вынужденно использовал Тегетгофф, стала предметом бездумного подражания в последующие 3 десятилетия и оказала дурное влияние на развитие военного кораблестроения. Довольно долго любой крупный корабль неизменно получал таранный форштевень. Тегетгофф, правильно оценив сложившуюся ситуацию, полностью решил все свои задачи, наилучшим способом использовав свои скромные возможности.
На следующий день после боя император Франц-Иосиф произвел Тегетгоффа в вице-адмиралы и в нарушение правил наградил его командорским крестом Военного Ордена Марии-Терезии. Ведь Тегетгофф не имел рыцарского креста этого почетного ордена, все кавалеры которого получали титул барона.[36] Впоследствии Тегетгофф был избран почетным членом академии наук и почетным гражданином Вены.[37] Он получил самые теплые поздравления, в частности от своего бывшего командира императора Мексики Максимилиана, а также от вице-адмирала в отставке фон Далерупа. 13 августа корабли флота посетил командующий Южным фронтом эрцгерцог Альбрехт. Он похвалил адмирала за то, что вскоре после боя корабли снова были готовы выйти в море.
Хотя на юге Австрия одерживала победы на суше и на море, на севере ее армия была 3 июля разбита пруссаками при Кёнигграце (Садовой). 23 августа был подписан мирный договор, по условиям которого Австрия должна была прекратить вмешательство в германские дела и уйти из Венеции. Однако, благодаря своим победам при Кустоцце и Лиссе, австрийцы избежали унизительной передачи провинции итальянцам. Вместо этого было подписано соглашение, по которому Венеция временно передавалась под опеку Франции, и уже французы передали ее Итальянскому королевству.
После окончания военных действий поступил приказ демобилизовать флот, а Тегетгофф сдал командование действующей эскадрой. Увы, для 39-летнего вице-адмирала просто не существовало подходящей должности. Так как предполагалось, что позднее он станет главнокомандующим австрийским флотом, было решено отправить Тегетгоффа в поездку по главным морским державам. Навестив свою мать, живущую в Граце, 27 сентября 1866 года он отправился в путешествие. 3 декабря Тегетгофф прибыл в Лондон. Он посетил несколько верфей, осмотрел в Ливерпуле гигантский пароход «Грейт Истерн» и 19 декабря отплыл в Нью-Йорк. В Соединенных Штатах Тегетгофф побывал в Ниагаре, Филадельфии, Вашингтоне, Аннаполисе, Чарлстоне, Мобиле, Новом Орлеане, Питтсбурге и Норфолке. Во время путешествия он воочию оценил разрушительные последствия Гражданской войны. В апреле 1867 года Тегетгофф вернулся в Европу.
Во время пребывания в Париже в дни Всемирной выставки Тегетгофф получил телеграфный приказ немедленно вернуться в Австрию. Восставшие мексиканцы захватили и расстреляли императора Максимилиана. Франц-Иосиф поручил Тегетгоффу деликатную миссию доставить останки Максимилиана на родину.
В сопровождении своего брата, армейского полковника, Тегетгофф 10 июля отправился в Мексику и прибыл туда 26 августа. Сначала мексиканцы отказались выдать тело Максимилиана. После долгих переговоров, в ходе которых адмирал проявил большое дипломатическое искусство, Тегетгофф добился своего. В конце года тело бывшего командующего австрийским флотом было доставлено на родину паровым фрегатом «Новара». Тегетгофф вернулся на том же корабле.
Тегетгофф прибыл в Вену 17 января 1868 года и сразу получил задание подготовить план реорганизации флота. Он хотел создать независимое морское министерство, однако этому воспротивились представители Венгрии, континентальной части Двуединой Монархии, в которую превратилась Австрийская империя в 1867 году. После этого Тегетгофф рекомендовал создать ответственный военно-морской департамент в рамках военного министерства. Его предложения были приняты 25 февраля 1868 года. Тегетгофф был назначен начальником морского департамента и занялся реорганизацией флота. Он получил право прямого доступа к императору,[38] в результате чего за состояние флота адмирал отвечал только перед императором, а не перед военным министром. Однако именно военный министр представлял флот перед парламентскими делегациями обоих частей империи, в частности — при обсуждении бюджетных вопросов. Сложилась крайне неудачная система, в которой Тегетгофф не имел прямого влияния на вопросы бюджета, но все-таки полностью отвечал за боеспособность флота. В результате возникали многочисленные трения, подтачивали физические силы и разрушали нервную систему. Все командующие австрийским флотом поочередно оказывались под этим жутким бюрократическим прессом.
Несмотря на все препятствия, Тегетгофф сумел провести несколько важных реформ. До сих пор организация флота восходила к эпохе парусных кораблей, когда абордажные партии комплектовались из морских пехотинцев и существовал отдельный корпус морской артиллерии. Тегетгофф упростил организационную структуру и ликвидировал многие специальные службы. В будущем орудия должны были обслуживать матросы, прошедшие специальное обучение на борту учебных артиллерийских кораблей (обычно старых броненосцев). Тегетгофф также ликвидировал разделение ответственности при принятии важных решений. Раньше требовалось собрать целую коллекцию подписей от различных департаментов по вопросу, который можно было решить силами одного из них. В результате за решение проблемы не отвечал никто. Теперь, почти в каждом случае, каждый департамент отвечал за свой участок работы. «Битва за ответственность» больно ударила по чиновникам. Теперь шансы на продвижение по служебной лестнице имели только те офицеры, которые были готовы отвечать за свои действия.
Во время споров о путях реорганизации системы обороны империи Тегетгофф яростно отстаивал ликвидацию береговых укреплений и ратовал за создание сильного мобильного флота. Он соглашался укреплять только главную военно-морскую базу Пола и построить несколько береговых батарей для прикрытия гавани Фазана. Тегетгофф показал себя знающим экономистом и умелым администратором. С помощью своих реформ он сумел сократить численность личного состава флота в мирное время почти на 2000 человек. Тем не менее, он не сумел добиться своей цели и построить флот из 15 броненосцев. Тегетгофф не сумел преодолеть сопротивление армии, которая предпочитала строить береговые укрепления, хотя бой у Лиссы ясно показал преимущества мобильного флота перед береговыми батареями.
Постоянные схватки при обсуждении бюджета и многочисленные сложности, вытекавшие из разделения империи на два государства, сильно раздражали Тегетгоффа. Последним светлым моментом в жизни ставшего совсем одиноким адмирала стало путешествие в Египет в 1869 году вместе с императором Францом-Иосифом на открытие Суэцкого канала. После возвращения домой Тегетгофф 7 декабря в Триесте спускает свой флаг. Его здоровье сильно пошатнулось, и зимой 1870 — 71 года Тегетгофф простудился. 7 апреля 1871 года он скончался в своем доме в Вене.
Перед зданием парламента в Вене стоит памятник Тегетгоффу, напоминающий Колонну Нельсона на Трафальгарской площади в Лондоне. На нем можно прочитать слова, посвященные Тегетгоффу императором:

«Отважно сражался при Гельголанде,
Триумфально победил у Лиссы.
Он завоевал бессмертную славу
Себе и австрийскому флоту».

Императорский флот увековечил память Тегетгоффа, всегда называя один из новейших кораблей в его честь. Даже сегодня один из пассажирских кораблей на Дунае носит имя знаменитого адмирала.