Хейхатиро Того (1848–1934)

Адмирал Хейхатиро Того сыграл огромную роль в превращении отсталой феодальной Японии в современную морскую державу. Его почитают в собственной стране и уважают во всем остальном мире за высокий профессионализм, целеустремленность и благородство. Очень часто его называют «японским Нельсоном». Это сравнение весьма почетно, однако его следует заслужить. Эти два человека принадлежали совершенно разным эпохам. Нельсон жил во времена парусного флота, «деревянных стен Доброй Старой Англии» и «сердец из дуба». Того жил в эпоху пара и стали, промышленной революции, которая превратила Японию в ведущую дальневосточную державу. Именно в ходе этой борьбы Того прославился, выиграв первую крупную морскую войну современной эпохи. Обстоятельства, в которых приходилось действовать двум флотоводцам, были совершенно различными, и по-разному они вели свои кампании.
Так же различны были и их характеры — исключая высокие профессиональные качества обоих и этические стандарты.[43] Конечно, Того во многом напоминал Нельсона в области стратегии и организации. Но фигура Нельсона сегодня овеяна романтикой, для современного романиста или киносценариста это красочный, живой, бунтарский характер. Того, наоборот, человек уравновешенный, конформист не только в личной, но и в политической жизни, в своей служебной деятельности, образцовый семьянин. Он был воплощением основательности, морской волк лишь в отношении волчьей хватки. Он всегда вовремя завершал тренировки, внимательно следил за техническими и прочими новинками, находил способ использовать их наилучшим образом. Того умел собрать вокруг себя умных людей и умел правильно использовать их способности. Он также был рыцарственным и гуманным человеком, которого любили подчиненные и весь народ. Наконец, следует напомнить, что определение Того как «японского Нельсона» принадлежит англичанам, а не японцам. Вместо этого японский учебник европейской истории будет рассказывать, что Нельсон был «английским Того».

heyhatiro_togo
Карьера Того, в отличие от биографий множества военных, не содержит знаменательных поворотных пунктов. Используя современное выражение, можно сказать, что он постоянно поднимался по экспоненте. Это тоже некоторое упрощение, требующее разъяснений. Как мы увидим ниже, в нескольких случаях Того ошибался, по крайней мере — в плане выбора неправильной тактики. Однако он быстро делал выводы из таких ошибок. И напротив, в день своей величайшей победы он выполнил эффектный, оригинальный и решающий маневр. Разумеется, ему не хватало «порыва», не найти случая, когда Того, подобно Нельсону, прикладывал подзорную трубу к слепому глазу, получив плохой приказ. Того всегда оказывался «зрячим». Его стихией были тщательная подготовка и детальное планирование. Наиболее ярким примером этого является период, когда весной 1905 года русский Балтийский флот приближался к японским водам. Того разработал подробный план, предусмотрев все возможные варианты. Он приготовился перехватить русских в 5 различных местах между юго-восточными берегами Японии и пунктом их назначения Владивостоком. Первые 2 варианта отпали из-за курса и малой скорости вражеских кораблей. Русские прошли эти точки ночью. Зато Того перехватил противника в третьем пункте, хотя четвертый и пятый оставались у него в запасе.
Именно в таком ключе и следует излагать его биографию. И еще одна тонкость. Во всем мире Того известен благодаря своему уничтожению русского флота, но на самом деле это был лишь третий этап его карьеры из четырех. На первом этапе он принимал участие в превращении Японии в морскую державу, хотя был еще просто младшим офицером. На втором — происходил его быстрый служебный рост и приобретение опыта морской службы. А за третьим этапом последовал и четвертый. Того продолжал служить своей стране в качестве одного их высших государственных деятелей еще 25 лет после разгрома России. Существует большой соблазн сравнить его с Нельсоном, предположив, что британский адмирал остался жив после Трафальгара. Правда, нужно предположить, что Нельсон сумел бы вписаться в требования истеблишмента, чтобы на него возложили решение важных государственных задач. Реалистичный и циничный историк может сделать заключение, что Нельсон справился бы с этим так же скверно, как делал Веллингтон. С другой стороны, Того, судя по всему, прекрасно подходил для государственной службы и уверенно справлялся с ней, хотя в последние годы жизни (1931 — 34) он был уже очень стар и не смог принять резкое изменение политического курса Японии. Итак, приступим к изложению фактов.
Того родился в 1848 году в семье мелких самураев в провинции Сацума на юго-востоке Японии. Жители этой провинции издавна слыли хорошими моряками. Япония все еще была закрыта для доступа иностранных идей и техники за исключением тех, которые тайно приобретались правительственными департаментами. Постройка мореходных судов была строжайше запрещена. Однако феодальная система находилась в глубоком упадке. Провинциями вроде Сацумы управляли местные князья, которые поддерживали военно-феодальную верхушку во главе с сёгуном, находившимся в Эдо. К 1850-м годам клан Сацума обзавелся собственным флотом, приобретя за границей несколько военных кораблей. В 1853 — 54 годах, когда Того исполнилось 5 лет, появилась американская эскадра коммодора Перри и потребовала открыть Японию для западного мира. Его «черные корабли», в том числе извергающие клубы дыма пароходы, произвели на японцев огромное впечатление. В 1860 году 12-летний Того был призван кланом Сацума на службу в качестве «копииста». Одновременно он обучался обращению с мушкетом. Разумеется, воинственность была присуща любому самураю. Того в возрасте 8 лет получил свой первый меч, с помощью которого убил рыбу в бассейне. Для маленького мальчика его поведение было нетипичным, однако он всегда действовал очень логично. Он украл несколько конфет со стола матери. Когда его поймали за этим делом, маленький Того сказал, что просил у матери разрешения взять конфеты, но та ответила, что конфет нет. А раз так, можно ли похитить то, чего нет?[44]
В 1863 году британская эскадра обстреляла родной город Того Кагосиму. Действия британской корабельной артиллерии были впечатляющими, а береговая оборона японцев оказалась довольно слабой. В 1866 году в Сацуме был создан военно-морской департамент, и Того вместе с двумя братьями поступил на службу во флот. Он отдаст этой службе более 70 лет своей жизни. Сначала Того служил часовым в императорском дворце в Киото. Для японца это была священная задача, ведь император являлся духовным лидером нации, хотя в то время и не обладал реальной властью. Однако в 1868 году система сёгуната рухнула, император был восстановлен во всех правах, началась эпоха Мейдзи, что означало «Просвещенное правление». Императору исполнилось всего 16 лет, он был на 4 года младше Того, однако он поддерживал способных министров, которые стремились преобразовать Японию. Начались волнения, которые проходили под лозунгами «возвышение императора» и «изгнание иноземных варваров». После гражданской войны лозунг сменился другим: «Мощная армия и процветающая страна». В начала этого знаменательного 1868 года Того был назначен третьим офицером на колесный фрегат «Касуга».
Смутное время привело к неслыханному происшествию — на кораблях японского флота вспыхнул мятеж. Сторонник феодалов адмирал Эномото увел лучшие корабли на остров Хоккайдо и примкнул к противникам императора. «Касуга» был поврежден во время безуспешной попытки помешать мятежникам покинуть Токийскую бухту. Однако весной 1869 года флот мятежников был частично уничтожен, частично захвачен. «Касуга» и 3 других корабля, верные императору, перевезли на Хоккайдо 6500 солдат, чтобы покончить с восстанием. Летом Эномото сдался. Вскоре он получил прощение и потом долгие годы верно служил своей стране. Братья Того поддерживали сторонников сёгуната, однако семейные связи от этого не ослабли.
Когда восстание было подавлено, Того был направлен на учебу в Иокогаму, в частности, он должен был выучить английский язык. В течение года он это сделал, проявив больше прилежания, чем способностей. В начале 1871 года Того становится кадетом на учебном судне, а вскоре его, вместе с другими кадетами, направляют в Англию для дальнейшего обучения. Вместе с ним летит тень Нельсона. Когда их корабль проходил Гибралтарский пролив, молодые японцы построились на палубе и попросили показать точное место Трафальгарского боя. Того учился в школе в Портсмуте, проживая в английской семье. Он и его товарищи с благоговением ступили на палубу «Виктори». В это время бывший флагман Нельсона использовался в качестве учебного артиллерийского корабля. Такое использование знаменитого корабля привлекло внимание Того, который всегда бдительно следил за любыми мелочами. После этого он служил на борту учебного судна «Вустер». С этого времени и до конца своей жизни Того остается ярым англофилом. В 1875 году он становится обычным матросом на парусном корабле «Хэмпшир», который возвращается из Австралии в Англию вокруг мыса Горн. Того внимательно наблюдает за жизнью на борту британского корабля. Когда Того заканчивает обучение в Кембридже, японское правительство поручает ему следить за постройкой 3 военных кораблей, заказанных Японией в Великобритании.
В 1878 году Того возвращается в Японию на одном из этих кораблей — корвете «Хиэй». Получив звание первого лейтенанта, он продолжает служить на «Хиэе». Потом его переводят на батарейный броненосец «Фусо», а потом — обратно на «Хиэй». В конце 1879 года Того становится капитан-лейтенантом и старшим помощником на маленьком деревянном колесном пароходе «Цингей». Однако эта должность была очень важной, так как «Цингей» был построен в Японии и служил императорской яхтой. В начале 1881 года Того женится и приобретает дом в Токио, который принадлежит ему до самой смерти. Во время ужасного землетрясения 1923 года дом уцелел, хотя все строения вокруг были разрушены. Японцы сочли это несомненным проявлением божественной милости.
В конце 1881 года Того становится старшим помощником на деревянном винтовом шлюпе «Амаги». А в следующем году он впервые участвует в крупном международном конфликте. В Корее, которая тогда формально принадлежала Китаю, начинаются выступления националистов, происходит несколько антияпонских инцидентов. «Амаги» конвоирует транспорты с войсками в Чемульпо (Инчхон), и порядок довольно быстро восстанавливается. Проведя некоторое время у берегов Кореи, «Амаги» отправляется в Шанхай, чтобы защищать там японские интересы. Летом 1884 года французская эскадра громит китайский флот и атакует Тайвань (Формозу). Того поддерживает тесную связь с французским адмиралом Курбе и следит за ходом военных действий.
В 1885 году Того становится капитаном 2 ранга, и его переводят в отдел военного кораблестроения. В те годы военно-морская верфь Куре работает под наблюдением французских инженеров и соответствует самым высоким требованиям. В 1888 году Того становится капитаном 1 ранга. В 1889 году его назначают начальником штаба только что созданной военно-морской базы Куре. Важное событие произошло в следующем году. Японию посетила китайская эскадра, показав японцам, что их соседи имеют мощные современные корабли. Они произвели впечатление на всех, кроме Того. Внимательно осмотрев китайские корабли, он сделал вывод, что на самом деле они не такие грозные, как кажутся. Впрочем, иллюзии японских офицеров были быстро развеяны самими китайцами. Может ли быть боеспособным флот, в котором выстиранное белье сушат на орудийных стволах?
Через год Того совершает очередной шаг по служебной лестнице. В декабре 1891 года он становится командиром бронепалубного крейсера «Нанива». Крейсер уходит на Гавайи, чтобы защищать японскую общину, которая насчитывала около 22000 человек. Королева Гавайев была свергнута американскими поселенцами, которые сформировали свое собственное правительство, не признанное Японией. Того действовал с нельсоновской решительностью. Он категорически отказался отдавать салют местному правительству, хотя военные корабли других стран это делали. Когда бежавший из местной тюрьмы японец прибыл на борт «Нанивы», Того получил приказ его Токио передать его местным властям. И здесь он поступил, как Понтий Пилат, а не как Нельсон. Того нарушил приказ и передал беглеца японскому консулу, заявив: «Делайте с ним, что хотите, но так, чтобы я этого не видел».
В мае 1893 года «Нанива» в составе японской эскадры посетила Владивосток. Это была первая встреча Того с русскими. Он внимательно осмотрел берега Сибири и северной Японии. Летом 1894 года в Корее снова начались волнения, и крейсер получил приказ сопровождать транспорты с войсками в Чемульпо. Но в этом же районе китайцы высадили своих солдат. Отношения между Японией и Китаем начали быстро ухудшаться. Корабль Того был передан Первой Летучей Эскадре. В июле, еще до официального объявления войны, эта эскадра в северной части Желтого моря встретила несколько китайских военных кораблей и атаковала их. Один из лучших кораблей китайцев выбросился на берег, а второй, более быстроходный, сумел бежать в китайский порт. В это же время произошел громкий инцидент. Британский пароход «Коушинг», принадлежащий компании «Жардин Мэтьюсон и Ко» был зафрахтован китайцами для перевозки более 1000 солдат. При них в качестве советника находился немецкий майор. Китайские солдаты помешали британскому капитану исполнить приказ Того: «Поднять якорь и следовать за мной». Того без лишних размышлений забрал европейцев и потопил «Коушинг» артиллерийским огнем, хотя на пароходе развевался британский флаг, который Того глубоко уважал. Однако Того опозорил себя тем, что приказал расстрелять из пулеметов китайских солдат в шлюпках и в воде. В оправдание ему можно сказать, что китайцы сделали по крейсеру несколько выстрелов, а спасшиеся с парохода категорически отказались сдаться. К тому же Того приходилось опасаться, что рядом могут находиться китайские корабли.
Начало военных действий против Китая без формального объявления войны имело громкое продолжение — мы говорим о Пирл-Харборе. Однако то же самое произошло одновременно в Гонконге, Малайе, Голландской Ост-Индии, а чуть раньше — в Китае, Французском Индокитае, Таиланде. Причем в этих случаях объявления войны не последовало вообще. Чувствительность Запада была покороблена этими актами предательства, однако историк должен рассматривать весь предмет в целом, все обстоятельства длинной цепи событий и нравы эпохи. Что касается Того, он не испытывал никаких сомнений. Адмирал тщательно изучал международное право, однако подходил к нему философски, с точки зрения холодной логики, а не с позиций этики. Ему даже не приходила в голову мысль использовать оправдание, часто звучавшее после 1945 года: «Я просто исполнял приказы». Можно сказать, что это было не только проявление типичного восточного фатализма, но и следствие духа времени. В конце XIX века во всем мире снова воцарились нравы лихих флибустьеров. Адвокат дьявола мог бы в этом случае заявить: японские юристы могли — и делали это — привести множество примеров, когда военные действия начинались без формального предъявления дипломатических нот, как между западными державами, так и при расширении сфер колониального влияния. Другие могли — и делали это — подчеркивать, что не все так просто, что нельзя красить все лишь в черный и белый цвета. Первый отделяет от второго не один только факт наличия или отсутствия акта объявления войны, а довольно широкая область «серого» цвета, чьи постоянно меняющиеся границы нельзя определить точно. Можно использовать и другую метафору. Если представить сложную и многогранную жизнь мирового сообщества в виде географической карты, то на ней нельзя найти тот Рубикон, пересечение которого будет означать переход от мира к войне. Огромную по масштабам и временной протяженности Большую Игру нельзя выиграть одним броском костей. Между белым концом спектра, где находятся мир и переговоры, до черного конца, где конечным судьей становится оружие, находится широкая область споров, претензий и провокаций. В 1894 году мир уже далеко ушел от эпохи, когда посылались герольды с извещением: где, когда и каким образом начнутся военные действия. Результатом прогресса (?) стали широко развернутая агитация, оскорбления, многочисленные бойкоты и акты насилия. Поэтому адвокат дьявола может заявить, что, оглядываясь на прошлое, мы не сумеем установить, кто именно первым швырнул камень, да и существовал ли вообще этот камень. На этом мы завершим философское отступление и вернемся к нашему герою.
Инцидент с «Коушингом» произвел огромное впечатление на Того, заставив его заинтересоваться международными законами и отношениями. Позднее, уже в качестве преподавателя в штабном колледже, он говорил, что дипломатия имеет не меньшее значение, чем управление кораблем и подготовка экипажа. Командир корабля должен тщательно взвешивать последствия своих решений, в том числе и отдаленные. Именно совершенствование в этой области завершило формирование Того как флотоводца и позволило ему подняться на высшую ступень профессиональной компетентности.
17 сентября 1894 года японцы обнаружили китайский флот в море между устьем реки Ялу и Порт-Артуром. Произошло сражение, известное как бой у Ялу. Китайский флот состоял из 2 современных броненосцев, 8 крейсеров и 3 эсминцев. Он был выстроен строем фронта. Японская эскадра адмирала С. Ито состояла из 8 крейсеров, старого броненосца «Фусо» и 3 малых кораблей. Ито выстроил свои корабли в кильватерную колонну. Корабль Того занимал четвертое место в колонне. Японская эскадра обогнула правое (западное) крыло строя китайцев. Они не сумели ни перестроиться, ни охватить голову японской колонны. В конце концов, китайский строй рассыпался. Японцы потопили 5 крейсеров, остальные корабли обратились в бегство. Японские корабли получили совсем незначительные повреждения.[45] Китайцы совершили несколько грубых ошибок, а японцы действовали с точностью часового механизма.
Взгляды Того получили полное подтверждение. Успех принесли тщательная подготовка и настойчивость. И он продолжал учиться. Через 10 лет он сам применил такой же маневр охвата против русских, но в гораздо более смелом варианте, несмотря на плотный огонь противника. В 1894 — 95 годах Того научился тесному взаимодействию с сухопутными силами, именно этим были характерны все действия японского флота в 1904 — 05 годах. Китай капитулировал в 1895 году, однако Россия, Франция и Германия вынудили Японию вернуть Ляодунский полуостров и Порт-Артур, захваченные японскими войсками. Впрочем, Япония аннексировала Тайвань. Того был произведен в контр-адмиралы. Из этой войны, как и из войны против России, японский флот вышел значительно окрепшим психологически, возросла и его численность. Японцы хорошо освоили дальневосточный театр и получили серьезный боевой опыт. Того считал, что все эти факторы одинаково важны.
В конце 1895 года Того вошел в Совет адмиралов и был назначен председателем технического комитета. Через несколько месяцев он становится начальником Высшего морского училища. Он занимал эту должность почти 3 года и за это время пересмотрел и изменил многие учебные программы. В январе 1899 года Того становится командующим военно-морской базой Сасебо. Он оказался в нужном месте, так как в 1900 году в Китае начались серьезные беспорядки, получившие название «боксерского восстания». Иностранные державы сформировали объединенные экспедиционные силы. Того был назначен командиром японской эскадры, вошедшей в их состав.
В течение года восстание было подавлено. Японские войска произвели огромное впечатление на европейцев своей отвагой. Кроме того, они не участвовали в разграблении музеев и дворцов, чем грешили их союзники. Того, молчаливый и сдержанный, как всегда, внимательно следил за происходящим и подмечал буквально все. Особое внимание он уделял русским, которые не только ввели в Китай самый крупный воинский контингент, но и воспользовались случаем, чтобы оккупировать большую часть Манчжурии, включая естественную крепость Порт-Артур, которую они сразу начали укреплять дальше. Русские не произвели большого впечатления на Того, как и китайцы несколько лет назад. Он сказал, что их дисциплина довольно слаба, а привычка доставлять снабжение на военных кораблях — настоящая глупость. Это напомнило ему доктрину, которую исповедовал китайский флот в 1894 — 95 годах, считая, что задачей флота является доставка армии к месту высадки. Того верил, что наилучшая помощь, которую флот может оказать армии, — очистить море от вражеских кораблей.
Того был встревожен, когда русские отказались уйти из Манчжурии, как они обещали, и начали оспаривать у Японии контроль над Кореей. С Китаем было покончено, однако за ним все-таки приходилось следить. Теперь следовало разгромить Россию, чтобы положение на Дальнем Востоке обрело спокойствие, и в частности, чтобы обеспечить безопасность и прогресс Японии. Уже в самом начале века он понял это, и начал интенсивные тренировки своего флота, одновременно собирая и анализируя информацию. Особенное внимание уделялось кораблевождению. История современного японского флота буквально пестрит сообщениями об авариях и посадках на мель. Этому не следует удивляться, учитывая частые шторма и множество мелей в дальневосточных морях. Нужно было обследовать акваторию и занести промеры на карты, для облегчения мореплавания нужно было создать метеорологическую и другие вспомогательные службы.
В рамках большой стратегии Япония в 1902 году заключила союз с Великобританией, ведущей морской державой, да и вообще «номером первым» в глазах японцев. Франция активно поддерживала Россию, а Германия преследовала только собственные интересы. В 1904 году началась давно ставшая неизбежной война с Россией. Ее можно разделить на 2 этапа. Русская империя имела на Дальнем Востоке прекрасную Тихоокеанскую эскадру и две естественные сильные гавани — Владивосток и Порт-Артур. Они были хорошо укреплены и прекрасно оснащены. Тем не менее, японский флот мог бросить вызов этой силе. Однако далеко на западе, в Европе, русские готовили еще одну, может быть, даже более сильную эскадру. Ее формировали на Балтике, но не исключалось ее усиление кораблями Черноморского флота. Когда вторая русская армада прибудет на Дальний Восток, положение Японии станет еще более опасным. Для нее было жизненно важным уничтожить русский Тихоокеанский флот до того, как ему на помощь придет Балтийской флот, и привести свои силы в полную готовность к моменту его прибытия. В октябре 1903 года адмирал Того был назначен главнокомандующим Объединенным флотом, и в феврале 1904 на своем флагманском броненосце «Микаса» он вышел к Порт-Артуру во исполнение приказа императора «приготовиться к войне».
Несмотря на усиливающиеся трения между двумя государствами, Япония еще не объявила войны, и русские корабли стояли на якорях на внешнем рейде при полном освещении. Именно в этот момент 3 флотилии японских эсминцев атаковали Порт-Артур.[46] В результате один русский броненосец сел на грунт, а второй получил пробоину ниже ватерлинии. Еще одна флотилия японских эсминцев была направлена в бухту Дайрен, но не нашла там русских кораблей. (Японская разведка, как всегда, была на высоте и предупредила об отсутствии противника, однако Того решил провести разведку боем и показать флаг.) Одновременно были приняты эффективные меры против крейсера и канонерки в Чемульпо (Корея). Здесь ситуация была сложной, так как они стояли в порту среди кораблей нейтральных западных стран. Однако русские предпочли выйти в море — прекрасный пример дипломатии Того — и сделали это отважно, с поднятыми флагами, но только чтобы затопить свои корабли.[47] Русские моряки всегда в избытке обладали отвагой, и продолжали стрелять, пока палуба корабля не уходила под воду, однако бездарность их командования просто потрясает.
Мы кратко опишем классы кораблей, участвовавшие в войне, так как в некоторых источниках наблюдается путаница. Японские броненосцы имели среднее водоизмещение около 14000 тонн, а русские — около 11000 тонн, их скорость равнялась 17–18 узлам. Корабли остальных классов были просто мелкими по современным стандартам. Япония имела 18 крейсеров средним водоизмещением менее 4000 тонн, со скоростью от 18 до 21 узла. Русская Тихоокеанская эскадра имела 12 крейсеров, слегка уступавших японским в скорости, но превосходивших их по размерам. 5 больших крейсеров средним водоизмещением более 5000 тонн базировались на Владивосток, где не было броненосцев, которые находились в Порт-Артуре. Япония имела 15 эсминцев водоизмещением от 247 до 375 тонн, русская Тихоокеанская эскадра имела в Порт-Артуре 27 эсминцев примерно такого же размера. Но японские эсминцы обладали превосходством в скорости: от 27 до 30 узлов против 24–27 узлов русских кораблей. Япония имела 5 канонерок водоизмещением 600 тонн, одну — 1300 тонн, одну — более 2000 тонн. Русские имели в Порт-Артуре 2 канонерки водоизмещением 1500 тонн, способных развить от 11 до 14 узлов, и 2 маленькие канонерки в 400 тонн, но со скоростью 20 узлов. Пятая канонерка стояла в Шанхае. Японцы не имели ни минных заградителей, ни тральщиков. Русские имели в Порт-Артуре 2 заградителя водоизмещением по 2600 тонн, со скоростью 18 узлов. Во Владивостоке стояла целая свора маленьких русских миноносцев — 17 штук менее 140 тонн водоизмещения со скоростью до 22 узлов. Однако в Желтом море «москитного флота» у них не было. Японцы имели систему береговой обороны своих островов, то же самое имели русские вокруг Владивостока. Однако, в отличие от японцев, русские не имели специальных кораблей береговой обороны. И последнее по счету, но не по важности. Япония имела 19 вспомогательных крейсеров общим водоизмещением около 54000 тонн, тогда как у русских таких кораблей почти не было. Все это, а также необходимость наладить взаимодействие с японскими войсками, наступающими из Кореи в Манчжурию, показывает сложность проблем, вставших перед Того.
Вернемся к хронологическому отчету о событиях войны. Японцы предприняли 5 отважных, но безуспешных попыток с помощью брандеров заблокировать проход в Порт-Артур и 9 минных атак против цитадели.[48] В ходе боев они потеряли несколько кораблей, но постепенно отвага и настойчивость японцев сказались. Русские были измотаны и понесли потери, которые, при всей своей отваге, они не могли восполнить. Того доказал не только свое упрямство, но и дальновидность. Японцы методично приобретали знания и опыт, пока русские в Порт-Артуре и Владивостоке строили крепостные сооружения.
Объективно и субъективно все преимущества были на стороне японцев. Их метрополия находилась совсем рядом. Ее промышленность быстро развивалась, и Того мог использовать помощь множества кораблей торгового флота. Народ Японии издавна отличался воинственностью. Правительство, администрация и командование всех уровней были компетентными и весьма демократичными.[49] Они были азиатами, способными затеряться среди местных жителей, иногда японцы притворялись ими и уж конечно не испытывали трудностей при вербовке агентов, так как имели тот же образ мыслей и то же поведение. Что касается морали, то в 1904 — 05 годах дух японцев был высок, как всегда, впрочем, как и в 1941 — 42 годах.
Положение русских во многих аспектах было прямо противоположным. Центр тяжести империи находился далеко на западе за Уралом. Европейскую часть России можно было считать индустриальной державой, однако война началась на Дальнем Востоке, который был связан с Европой только что построенной и еще не до конца введенной в строй Транссибирской магистралью. Народ России был в массе своей неграмотным, самодержавное правительство, администрация и офицерский корпус были некомпетентными и соблюдали строжайшую иерархию. Русские просто физически не могли смешаться с азиатами для выполнения секретных заданий. Они были слишком различны. Запад есть Запад, Восток есть Восток… Вдобавок русские слишком презирали японцев, пока полученные горькие уроки не вынудили их пересмотреть эту оценку неприятеля.
Подводя итог, можно сказать, что русские матросы и солдаты находились слишком далеко от дома и не понимали смысла войны. Впрочем, их командиры тоже. Кроме того, русское командование раздирали постоянные ссоры. Список его ошибок и промахов может составить огромный том. Автор статьи полагает, с позиций своей философии, что войны не выигрываются благодаря интеллектуальному превосходству победителя. Они проигрываются более высокой степенью глупости побежденного.
Того в 1904 году еще не достиг своих вершин, однако он быстро к ним поднимался. Зенитом славы адмирала стал Цусимский бой весной 1905 года. В марте 1904 года русский царь направил в Порт-Артур человека, способного командовать флотом. Это была единственная крупная фигура, появившаяся среди русских командующих. Адмирал С.О. Макаров был известным военным теоретиком, однако он слишком быстро погиб. Того всегда восхищался его работами по морской стратегии и держал при себе японский перевод книги Макарова, испещренный многочисленными пометками. 12 апреля 1904 года Макаров вывел эскадру в море, однако его флагманский броненосец «Петропавловск» подорвался на мине и затонул. Макаров погиб. Его преемник адмирал В.К. Витгефт в конце июня совершил еще одну попытку выхода с 6 броненосцами и 5 крейсерами. Русские были вынуждены повернуть назад, однако дошли до Порт-Артура и стали на якоря на внешнем рейде, так как внутренний уже обстреливался японской осадной артиллерией.
В начале августа Петербург приказал Первой Тихоокеанской эскадре прорываться во Владивосток. Она вышла в море на рассвете 10 августа и была встречена кораблями Того, который в июне был произведен в полные адмиралы. Произошел бой в Желтом море. Флагман Витгефта «Цесаревич»,[50] накануне поврежденный японской осадной артиллерией в гавани Порт-Артура, получил попадание в рулевой отсек и выкатился из строя. Началось общее замешательство. Витгефт и весь его штаб были убиты одним снарядом. Хотя русские могли прорваться, да в общем-то уже и прорвались, они отступили. Флагманский корабль и несколько миноносцев ушли в принадлежащий немцам Циндао, один крейсер — в Шанхай, другой — в Сайгон. Еще один крейсер дошел до Сахалина, но был там потоплен. 5 броненосцев и 4 малых корабля вернулись в Порт-Артур.
Того был обвинен в том, что не преследовал отходящих русских и не уничтожил их. Японские рапорты утверждают, что к этому времени уже начало темнеть (хотя немного позднее взошла луна), и заключительный удар был поручен эсминцам и миноносцам, в которых японцы имели огромное преимущество. Однако те ничего не добились. Позднее петля блокады еще более туго затянулась вокруг Порт-Артура. Русские корабли были нейтрализованы, и над ними нависла угроза захвата.
Русские во Владивостоке тоже стали более агрессивными, но также потерпели поражение. Один крейсер был потоплен, другой крейсер и миноносец получили повреждения.[51] До конца 1904 года вокруг Порт-Артура продолжались жестокие бои на суше. В начале декабря русская эскадра в Порт-Артуре была уничтожена артиллерийским огнем с моря и суши. Японские журналисты, вернувшие из Артура, заявила, что она «сама себе построила эшафот». Были потоплены 3 броненосца, 2 крейсера, тральщик и канонерка.[52] Разумеется, в ходе боев японцы тоже понесли потери, однако они были гораздо меньше, чем у русских, и не заслуживают упоминания.[53] В день Нового Года мышеловка захлопнулась, Порт-Артур пал. Эта новость прокатилась по всему миру. В России она послужила поводом к началу Первой Революции, которая вспыхнула в конце января.
Первый раунд закончился, и Япония начала тщательно готовиться ко второму. В течение года шли тренировки экипажей, пока русский Балтийский флот не прибыл на Дальний Восток. Он с конца апреля 1904 года формально назывался Второй Тихоокеанской эскадрой и представлял собой пример русской эффективности, так как ему потребовалось 5,5 месяцев, чтобы покинуть Балтику. Это произошло лишь 15 октября. Во время похода он заслужил всеобщее презрение, обстреляв несколько британских траулеров в Северном море, приняв их за японские миноносцы. Слабым оправданием этому была тесная поддержка, которую Британия оказывала Японии, что дало русским основание подозревать, будто англичане разрешили японцам пользоваться своими портами, и даже что английские корабли действуют совместно с японскими. Возникла угроза войны с Великобританией, и России пришлось выплатить компенсацию пострадавшим морякам.
В Танжере на атлантическом побережье Марокко Балтийский флот разделился. Более мелкие корабли пошли через Суэц, а самые крупные — вокруг мыса Доброй Надежды. Оба отряда разумно воздержались от обстрела лодок туземцев. Они соединились на Мадагаскаре и потеряли время, напрасно ожидая подкреплений, которым в конце концов пришлось догонять их. После этого русские пересекли Индийский океан, в начале апреля прошли мимо Сингапура и вошли в Китайское море. Там они стали на якорь в бухтах Камран и Ванфонг в Индокитае. По пути балтийские моряки узнали о забастовках и вооруженных столкновениях, которые начались в России, в том числе о мятеже на броненосце «Потемкин» на Черном море.
Флот медленно двигался вперед, связанный большим числом судов снабжения и собственными угольщиками. За всеми его перемещениями, с начала пути и до самого его конца, бдительно следили японские агенты. Следующий пример может показаться анекдотом, однако он является прекрасной иллюстрацией. Фамилию русского командующего адмирала З.П. РожДественского большинство западных авторов передает неправильно. Но японская разведка оказалась на высоте. По-русски «РожДественский» означает «человек Рождества», и японские агенты постоянно сообщали о приближении «деда Мороза», сколько у него северных оленей и нарт, и чем они нагружены.[54] Русские такой информации о японцах не имели. Их связь была организована настолько плохо, что важнейшие телеграммы из Порт-Артура передавались в Петербург по кабелю через Нагасаки, где японцы их читали.
Русский флот был обнаружен юго-западнее Японии на рассвете 27 мая. Японцы уже выставили на подходах к его главной цели — Владивостоку — 715 мин. Эскадра Рожественского была сильнее Первой Тихоокеанской эскадры, с которой японцы уже расправились. Она имела 8 броненосцев водоизмещением около 12100 тонн, со скоростью от 15 до 18 узлов, 3 броненосца береговой обороны и 3 броненосных крейсера, плюс 5 бронепалубных крейсеров и 9 эсминцев. Вместе с эскадрой следовали 8 вспомогательных судов и, что более важно, 2 госпитальных корабля.
Флот Того состоял из 4 броненосцев (еще 2 погибли на русских минах под Порт-Артуром), 11 броненосных крейсеров, 14 бронепалубных крейсеров, 21 эсминца и большого количества миноносцев и вспомогательных кораблей. Хотя он уступал русским в количестве броненосцев, он был более однородным и подготовленным. Главные силы японцев обрушились на русских примерно в 14.00 того же дня к востоку от острова Цусима, который лежит посреди пролива между Японией и Кореей. Перед началом боя Того поднял почти точную копию сигнала Нельсона перед Трафальгаром: «Судьба империи зависит от этого сражения. Пусть каждый сделает все, что может». Следует дать некоторые разъяснения. Примерно такой же сигнал, хотя и не столь красочный, сделал адмирал Ито в бою в Желтом море год назад.[55] Сигнал Того был выдержан в классическом древнекитайском стиле. Японские моряки в большинстве своем были грамотными и смогли его понять, но им передали более просторечный вариант.
Русские двигались с юга на север, намереваясь пробиться во Владивосток. Японцы приближались к ним на встречном курсе, намереваясь уничтожить русских, прежде чем они достигнут цели. Если говорить терминами из учебника, Того собирался перехватить русских, либо сделав им «crossing-T», либо охватив голову колонны противника. Здесь Того совершил свой самый оригинальный и неортодоксальный маневр. Если бы он продолжал следовать прежним курсом, то оба флота вскоре разминулись бы, обменявшись несколькими залпами. После этого часть русских кораблей обязательно прорвалась бы во Владивосток. После этого положение Японии могло стать шатким, так как над Японским морем навис бы дамоклов меч русского флота.
Поэтому Того приказал своим главным силам повернуть на обратный курс, чтобы идти в том же направлении, что и русские. Это означало, что японцы подвергнутся мощному обстрелу, проходя через точку поворота. Одновременно головные японские корабли перекрыли бы директрису тем своим кораблям, которые еще двигались на юг. Того был уверен, что выдержит это жестокое испытание и сумеет уничтожить противника. Если бы Того не поступил так, ему пришлось бы разворачиваться дальше к югу и догонять русских, что было бы крайне сложно. За этим смелым маневром, кроме определенной отваги и выдержки, стояло серьезное психологическое различие между противниками. Японцы были полны решимости уничтожить русский флот здесь и сейчас. После сигнала Того, напомнившего о победе в прошлом году, японцы были уверены в том, что уничтожат русских. Зато русские видели спасение только в успешном прорыве к укреплениям Владивостока, единственного пункта, опираясь на который, они могли продолжать войну. Этот город имел для них исключительно важное значение, и само его название на русском языке означало «Владеющий Востоком».
Начался Цусимский бой. Его детали хорошо освещены в многих книгах, поэтому мы не будем специально на них останавливаться. Первая фаза, которая происходила возле острова Цусима, была просто тратой времени. 4 русских броненосца были потоплены, а остальной флот потерял строй и двигался в полном беспорядке. Его уцелевшие корабли были рассеяны по всей северной части Японского моря, поэтому вторая фаза боя превратилась для японцев в поочередное уничтожение осколков русской эскадры. Японские историки делят эту фазу на 9 отдельных «столкновений», каждое из которых закончилось уничтожением или захватом русских кораблей. К полудню 28 мая все закончилось. Из 14 русских броненосцев и броненосных крейсеров не спасся ни один. Только — 3 корабля: вооруженная яхта «Алмаз» и 2 эсминца — достигли Владивостока. Еще несколько кораблей укрылись в Шанхае и Маниле. Эта сокрушительная победа обошлась японцам всего в 3 миноносца.
В год своего триумфа Того исполнилось всего 57 лет, ему предстояло прожить еще 30 лет. Его триумфальное возвращение в Японию было омрачено лишь случайным взрывом на «Микасе». Броненосец затонул через 5 дней после подписания мирного договора между Россией и Японией в Портсмуте, штат Нью Хэмпшир. Позднее он был поднят и превращен в морской музей (подобно «Виктори»), одновременно став национальной святыней. Сначала Того отправился в храм императорских предков, после чего император даровал ему аудиенцию, а в заключение последовал грандиозный прием в Токио. Серпантин тогда еще не вошел в моду, но было множество цветочных гирлянд и торжественных маршей, причем взвод британской морской пехоты находился на почетном месте. Так японцы выразили свое уважение к великому союзнику, которого считали своим старшим братом.
На самого Того обрушился ливень наград. Он был сделан графом (а позднее, уже на смертном одре — маркизом) и награжден орденом Золотого Дракона первого класса — высшей японской военной наградой. Мог ли человек взлететь выше? Да. Он получил Большую Ленту Высшего ордена Хризантемы, а в 1925 году к нему была добавлена орденская цепь. Британия сделала для адмирала редкое исключение, наградив его Орденом за заслуги, врученным делегацией во главе с принцем королевской крови. С этого момента фотографии Того при всех наградах напоминают увешанных побрякушками высших сановников Советского Союза.
Война 1904 — 05 годов еще велась в соответствии с правилами рыцарского кодекса чести. Даже самые ярые милитаристы, вроде японцев и немцев, все еще сохранили капельку сентиментальности. Об уважительном отношении Того к Макарову мы уже говорили. «Деду Морозу» Рожественскому, командовавшему русской эскадрой при Цусиме, который был тяжело ранен и попал в плен на эсминце, куда он вместе со своим штабом перешел после выхода из строя флагманского броненосца, были оказаны соответствующие почести. Того посетил его в госпитале и выразил свои соболезнования по поводу того, что на долю отважного воина выпали поражение и плен. Они обменялись заверениями во взаимном уважении, обменялись рукопожатиями и — по свидетельству японцев, что может быть и преувеличением — несколько минут смотрели друг другу в глаза. Русские пленники содержались в Японии со всем возможным в таких случаях уважением. Бывшие противники отдавали друг другу честь. Все это представляет разительный контраст с японскими зверствами во Второй Мировой войне, от «марша смерти» с Батаана до моста через реку Квай. Того не потерпел бы подобных вещей. Если бы он дожил до этой поры, он совершил бы харакири в знак протеста.
Большинство японцев было разочаровано условиями мирного договора. Русские очень легко отделались, благодаря «добрым дядям» в лице западных держав. В их числе оказался и великий союзник Великобритания (и ты, Брут… ания?). Японии пришлось освободить часть захваченных территорий. Сохранилось и снисходительно-покровительственное отношение Запада к Японии. Например, англичан умиляли «эти отважные маленькие япошки». Как они отреагировали, если бы их назвали «громадными смелыми бриттами»? Зерна взаимной неприязни были посеяны и начали прорастать. В первый раз восточный народ, используя новейшую технику и военную науку, проявив при этом исключительную отвагу и самопожертвование, разгромил западную (или, по крайней мере, западного типа) державу. Милитаристы, которые захватили власть в японском правительстве 3 десятилетия спустя, видели в этом вдохновляющий пример. Сам Того никогда не выходил за рамки ярого национализма в лучшем смысле этого слова. Он требовал честного отношения к Японии и уважительного отношения со стороны других держав согласно ее заслугам, а не физической силе, полагая, что второе проистекает из первого. С другой стороны, его отношение к условиям мирного договора должно было определяться тем, что Того принадлежал к узкому кругу хорошо информированных лиц, которые знали, что ресурсы Японии полностью истощены войной, и она просто не может сражаться дальше, в то время как возможности России были далеко не исчерпаны.
Оставшуюся четвертую часть своей карьеры Того прослужил уже в качестве «человека мира». Его имя — Хейхатиро — неожиданным образом связано с этим понятием. Его можно перевести как «восемь сыновей мира», что отдаленно напоминает японо-китайский лозунг «восемь углов мира под одной крышей». Но, если не вдаваться в высокую философию, Того стал одним из важнейших государственных деятелей. Он также выполнял церемониальные обязанности, которые совершенно неизбежны в монархических государствах и являются их характерной чертой, что ярко проявляется и в Великобритании. Вместе с генералом Ноги, командующим армией в Манчжурии, с которым он так хорошо сотрудничал, Того в 1907 году спроектировал и в 1909 году открыл военный мемориал в Порт-Артуре — «Башню Верности».[56] Перед самым открытием мемориала Того был освобожден от обязанностей начальника Морского Генерального Штаба и члена Совета адмиралов, хотя сохранил за собой более высокий пост члена Высшего Военного Совета.
С апреля по июль 1911 года Того сопровождает наследника престола и его супругу в Англию, чтобы представлять особу императора на коронации Георга V. Среди прочих мероприятий, которые он посетил, были ежегодный смотр флота, обеды с британскими адмиралами и другими важными персонами, посещение школы бойскаутов. Вполне возможно, что именно этот визит послужил толчком для создания в Японии через 16 лет Юношеской ассоциации.
Того посетил и встречу бывших курсантов на борту «Вустера» (японцы не меньше англичан привержены старым школьным связям). Одним из гостей был капитан Гэлбрайт, которого Того не узнал. Однако Гэлбрайт напомнил, что он был капитаном «Коушинга» во время злополучного инцидента в начале Японо-китайской войны. Того в очередной раз удивился загадочному британскому характеру. Этот человек ни словом не обмолвился о том, что тоже учился на «Вустере», ни во время инцидента, ни за все последующие годы.
Из Великобритании Того направился в Соединенные Штаты, где в Нью-Йорке ему был организован торжественный прием. Того посетил Белый Дом, Аннаполис и другие места, в том числе Ниагарский водопад. В сентябре он отплыл домой с Западного Побережья. В июле 1912 года скончался великий император Мэйдзи. Похороны, в которых участвовал Того, были впечатляющими. Генерал Ноги и его жена решили последовать за своим государем и в смерти, совершив самоубийство в традиционном самурайском стиле. Того предпочел и дальше исполнять свои обязанности.
Во время Первой Мировой войны перед Японией возникло много проблем. Однако она приобрела господствующее влияние в Китае и захватила часть германских владений в Восточном полушарии. Того не принимал прямого участия в военных операциях, однако он все еще оставался влиятельной закулисной фигурой. Перед самой войной на него было возложено поручение, считавшееся для японца священным долгом, — он стал председателем Совета воспитателей наследника престола. Эту высочайшую должность он занимал до 1921 года, когда наследник престола стал взрослым. Самая ответственная работа Того фактически связала его с нашей эпохой, так как наследником престола был будущий император Хирохито, короновавшийся в 1926 году. Хотя этот монарх и оставался воинственным диктатором, его либеральные взгляды можно в определенной степени приписать благотворному влиянию Того.
В 1930-х годах Япония вторглась в Китай и создала марионеточную империю Манчжоу-Го. Это был уже прямой курс в пропасть, и для Японии началась трудные времена. Если на международном небосклоне тучи сгущались, то внутри страны начался экономический подъем. Стремительный рост японского экспорта в слабо развитые страны привел к множеству обвинений, бойкоту и протекционистским тарифам. Во всех странах Тихоокеанского региона японская эмиграция вызывала неприязнь и даже страх. В области военно-морского флота Вашингтонский договор 1922 года ограничил возможности и амбиции Японии. Великобритания выступила против нее, великий союз двух стран рухнул. Хотя Того не могли не волновать эти события, он хранил полное молчание, что автор может засвидетельствовать на основании личного опыта. Автор лишь один раз разговаривал со старым адмиралом в конце 1920-х годов, и тот категорически отказался обсуждать эти вопросы. Вместо этого его очень заинтересовало отношение к данным событиям молодого англичанина, родившегося в Японии.
В начале 1930-х годов японская политика совершила крутой поворот вправо. Фанатичные молодые офицеры совершили целую серию политических убийств, жертвами которых стали некоторые друзья Того и даже его соратники. Все это омрачало последние годы жизни Того. Наконец его здоровье пошатнулось. В 1907 году ему удалили камни из мочевого пузыря. До сих пор мы не говорили о здоровье адмирала, так как раньше все было в порядке. В 1880-х годах Того подцепил ревматизм, который много лет периодически донимал его, вынуждая брать отпуск по болезни. Но совершенно неожиданно перед войной с Россией Того полностью оправился от этой болезни. В конце 1933 года он заболел в последний раз — теперь раком горла. В начале 1934 года Того слег. 27 мая его положение стало критическим, а 30 мая адмирал скончался.
Некоторые люди пишут эпитафии либо с совершенно конкретной целью, либо как звонкую фразу, достойную цитирования. По характеру Того не был склонен к первому, а вдобавок он был слишком немногословен, чтобы заниматься вторым. Однако существует ода, которую он сочинил, когда находился на посту председателя Совета воспитателей наследника престола, и которая уместна в данном случае.

«Я могу быть слабым человеком,
но все мои обязанности я исполняю
с предельной искренностью.
О, боги на небесах, взгляните на мою работу
и подтвердите мою честность».

Весь мир уважал Того за его профессиональные качества, но также восхищался им за его прямоту и стойкость. В 1937 году американский адмирал Брэдли Э. Фиск сделал интересное сравнение: «Аналогом Того в отношении благородства и верности может служить генерал Улисс С. Грант».